Сайт учителя истории и обществознания МОУ "Лицей г. Вольска Саратовской области" Риттера Владимира Яковлевича

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Положение СССР в конце застоя

 



Обратимся к конкретному анализу того, что предшествовало началу реформ М. С. Горбачева.

Этот период характеризовался нарастанием кризисных явле­ний во всех сферах жизни общества, что, естественно, диктова­ло настоятельную необходимость радикальных мер в политике, экономике, социальной и духовной областях. Начнем с эконо­мики. С начала 70-х годов планы ее развития по большинству показателей не выполнялись. Темпы прироста национального дохода за последние три пятилетки уменьшились более чем вдвое: если в течение восьмой пятилетки (1966-1970 гг.) среднегодо­вые цифры по этому показателю составляли чуть более 7,2%, то в одиннадцатой (1981-1985  - только 3,1%.

Темпы прироста продукции промышленности достигали в восьмой пятилетке 8,5%, а в одиннадцатой 3,7%, по капиталь­ным вложениям - соответственно 7,3% и 3,7%, по валовой про­дукции сельского хозяйства - 3,9% и 1,1 %.

Среднегодовые темпы роста производительности труда умень­шились более чем вдвое: 6,8% (восьмая пятилетка) и 3,6% (один­надцатая).

В целом темпы прироста валового национального продукта, составившими в 1976-1985 гг. в среднем 2% в год. В одиннадцатой пятилетке темпы роста по этому показателю были самыми низ­кими по сравнению с предыдущими пятилетками. В 1984 году валовой национальный продукт увеличился всего на 1,5% (1966­-1970 гг.) - 5,3% в год. По данным США, этот показатель СССР в 1960 году были равен примерно половине его в США. В 60­70-е годы разрыв сократился. Минимум пал на начало 80-х го­дов, в 1985 году - вновь снижение до 55% в СССР против США .

Советскую экономику все больше захлестывал «вал»: тонны проката, миллионы тракторов, механизмов и т. д. По валовым показателям многих видов продукции, производству чугуна и стали, сельскохозяйственных машин Советский Союз на рубеже 70-х годов вышел на первое место в мире. Однако оказалось, что это количество во многих случаях было бесполезным, ибо не отвечало новым требованиям качества, которые сурово предъяв­ляла жизнь. За внешним статистическим благополучием скры­валось растущее отставание от уровня мирового развития.

Стало хронически не хватать рабочей силы, металла, топли­ва, цемента, машин. В то же время продолжалась милитари­зация экономики, поглощавшая огромные, причем лучшие ма­териальные и интеллектуальные ресурсы. Страна теряла одну позицию за другой в научно-техническом прогрессе. В итоге основной статьей импорта стали машины и оборудование. Ухудшилась товарная структура экспорта, в котором преобладало сырье. Итак, если объем внешней торговли Японии и США составлял в 1985 году соответственно 308 и 576 млрд. долл., то объем советской торговли - 66 млрд. долл. При этом 3/4 объе­ма нашей торговли занимала продукция добывающих отраслей (топливо - 49%, золото - 18%, лес - 4%, алмазы - 2%). К середине 80-х годов нефть составляла 2/3 советского экспорта в западные страны. На фоне экономических трудностей нараста­ли инфляционные процессы в народном хозяйстве. И это при всем том, что в СССР в этот период было наибольшее в мире производство стали, сырьевых и топливно-энергетических ре­сурсов. Страна занимала одно из первых мест по производству зерна и при этом ежегодно закупала миллион тонн зерна. В СССР было самое большое количество врачей, больничных мест на 1 тыс. чел. и при этом низкий уровень медицинского обслу­живания. Страна выпускала наилучшие в мире ракеты и не могла обеспечить население необходимым ассортиментом товаров.

Все это серьезно затронуло социальную сферу. Среднегодовые темпы роста доходов на душу населения уменьшились почти втрое - с 5,9% в восьмой пятилетке до 2,1% в одиннадцатой: по различному товарообороту государственной и кооперативной тор­говли - 8,2% (восьмая пятилетка) и 3,1% (одиннадцатая пяти­летка); по объему реализации бытовых: услуг населению - с 16,3% (восьмая пятилетка) до 5,8% (одиннадцатая пятилетка). Зато неизмеримо возросло поступление налога от продаж алкоголь­ных напитков - с 67 млрд. руб. (восьмая пятилетка) до 170 млрд. руб. (одиннадцатая пятилетка).

Складывалась обстановка всепрощения и вседозволенности, снизилась требовательность, дисциплина, ответственность. Мас­совое распространение получили такие явления, как рапорты о победах, раздача наград, званий, премий, злоупотребление вла­стью, очковтирательство, взяточничество.

Социальная коррозия негативно влияла и на состояние на­уки, народного образования, культуры, литературы и искус­ства. Незаметно стали подтачиваться идейные и нравственные устои. Снизился жизненный уровень народа, резко обо­значились трудности с продовольствием, жильем, товарами народного потребления и услугами.

Однако на этом фоне продолжалась широкая пропаганда ус­пехов реальных и мнимых. Образовался разрыв между словом и делом. Подорвал ось доверие к тому, что говорилось С трибуны, печаталось в газетах. Наблюдался рост алкоголизма, наркома­нии, преступности. Усилилось проникновение в общество сте­реотипов из чуждой нам культуры, навязывание пошлости, при­митивных вкусов, бездуховности.

Народ стал понимать, что так жить больше нельзя. Копив­шаяся годами энергия перемен все больше давала о себе знать . Люди, обладающие твердой гражданской позицией, честью и принципиальностью, стали выступать за кардинальные измене­ния и преобразования. Мы знаем, что идея коренного переуст­ройства советского общества настойчиво выдвигалась учеными, политическими деятелями, представителями других слоев насе­ления. М. С. Горбачев вспоминает, что только принадлежа­щие ему сейфы были заполнены обоснованными записками, письмами и предложениями на этот счет еще в то время, когда он исполнял обязанности секретаря ЦК КПСС по вопросам сель­ского хозяйства, т. е. задолго до прихода его к власти .

черты застоя проявлялись и в международной политике. Став­ка на достижение военного паритета с НАТО и США обескрови­ла страну: милитаризация отягощала ее экономику. Серьезные просчеты были в области вооружения и разоружения.

В обществе зрело понимание всей истории, необходимости ликвидации привилегий для элиты, пере оценки духовных цен­ностей, неприемлемости сложившегося уклада жизни.

В то же время многие представители прежде всего научной интеллигенции в самом начале перестройки предостерегали от поспешных и непродуманных действий, которые могли бы еще более усугубить напряженность в обществе.

Соображения исторической объективности требуют взве­шенной оценки отдельных государственных и политических руководителей в постановке и решении назревших проблем развития советского общества. В их ряду следует назвать имя А. Н. Косыгина, крупного государственного деятеля, по инициативе которого прилагались уси­лия для того, чтобы изменить состояние дел в экономике, сфере управления. Следует прежде всего выделить хозяй­ственную работу 1965 года, «отцом» которой ОН являлся. Это была самая крупная за весь послевоенный период по­пытка перестройки экономики в соответствии с новыми требованиями времени. В отличие от предшествующих ре­форм, она затронула сразу несколько отраслей народного хозяйства: промышленность,, строительство, сельское хо­зяйство. Наиболее существенные изменения претерпела си­стема управления промышленностью. Эффект этой хозяй­ственной реформы положительно сказался на результатах восьмой пятилетки: объем промышленного производства вырос в полтора раза, производительность труда повыси­лась на 32% (в предыдущую пятилетку - только на 23%).

Однако Л.И. Брежнев и его окружение, больше все­го опасающиеся крупных перемен, не дали хода этой ре­форме. А. Н. Косыгин был фактически отстранен от работы на посту Председателя Совета Министров СССР. В результате наметившиеся перемены в экономике страны не были реализованы.

. Позднее трезво оценить реалии жизни попытался Ю. В. Ан­дропов. Став во главе государства и КПСС в ноябре 1982 г., он стремился открыто и правдиво обсуждать положение дел в стра­не и обществе. Вспомним, насколько отрезвляюще для многих прозвучали его слова о том, что надо всерьез разобраться в об­ществе, в котором мы живем: «Надо нам трезво представлять, где мы находимся. Забегать вперед - значит выдвигать неосуще­ствимые задачи; останавливаться на достигнутом - значит не использовать все то, чем мы располагаем». Выступая на июнь­ском пленуме ЦК КПСС (1983 г.), Ю. В. Андропов говорил: «Мы в своем общественном развитии подошли сейчас к такому историческому рубежу, когда не только назрели, но и стали не­избежными глубокие качественные изменения в производитель­ных силах и соответствующее этому совершенствование произ­водственных отношений. Это не просто наше желание, это объек­тивная необходимость, и ее нам, как говорится, ни объехать и ни обойти. В тесной взаимосвязи с этим должны происходить и изменения в сознании людей, во всех тех формах общественной жизни, которые принято называть надстройкой». И далее он выдвинул целый ряд соображений относительно практического осуществления указанных качественных перемен в общественном развитии.

Как свидетельствует народный депутат России первого со­зыва доктор экономических наук Т. Корягина, по инициати­ве Ю. В. Андропова решением Политбюро ЦК КПСС была со­здана специальная экспертная группа, целью которой являлась теоретическая разработка экономической реформы с учетом опыта стран - членов СЭВ. Эта группа, куда входила Т. Корягина, просуществовала девять месяцев. Ею была разработана в частно­сти конкретная программа по развитию частного и кооператив­ного секторов в народном хозяйстве.

Основной замысел, по Ю. В. Андропову, состоял в том, чтобы сначала обеспечить экономический рывок, оставив на определенное время политические и государственные структуры без изменения, а уж потом при отлаженной экономике началась бы постепенная реформа всей политической системы 4.

По воспоминаниям Н. И. Рыжкова, хорошо знавшего Ю. В. Андропова по совместной работе, уже с первых ша­гов деятельности этого волевого политического лидера стало ясно всем, что во главе государства и партии встал человек, домини­рующими чертами характера которого бьши внутренняя дисцип­линированность, организованность, собранность в делах, нетер­пимость к расхлябанности, пустопорожней болтовне, неуемная жажда познания глубинных процессов общественного развития'.

Было положено начало жесткому спросу за разрыв слова и дела. Требование личной ответственности руководящих работ­ников утрачивало прежнюю декларативность. Развернулась крупномасштабная и действенная борьба с коррупцией, мафи­ей, теневой экономикой и Т.д. Создавались реальные предпо­сылки для будущих кардинальных перемен.

Однако после кончины Ю. В. Андропова процесс обществен­ных преобразований был приостановлен. Более того, произо­шел откат назад. Тем острее ощутилась настоятельная потребность в решительных переменах.

Негативные тенденции в обществе в первую очередь были связа­ны с деятельностью, проводимой коммунистической партией. Партия теряла авторитет в массах, не успевала за проходящими про­цессами. Многие коммунисты были устранены от реального учас­тия в делах партии. Ослабла роль выборных органов. Не поддер­живалась и глушилась критика и самокритика. Распространялись настроения самоуспокоенности, вседозволенности, стремление приукрасить негативное положение дел. Партия брала на себя решение не свойственных ей вопросов хозяйственной деятельности.

 

 

 

 

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: muallim (03.02.2013)
Просмотров: 354 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0