Сайт учителя истории и обществознания МОУ "Лицей г. Вольска Саратовской области" Риттера Владимира Яковлевича

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Особенности российского капитализма и внутренняя политика самодержавия во второй половине ХIХ века

Особенности российского капитализма и внутренняя политика самодержавия во второй половине ХIХ века

  После отмены крепостного права и после проведения некоторых буржуазно-демократических реформ в России стали быстро развиваться капиталистические отношения.
  Россия набирала темпы для того, чтобы экономически приблизиться к другим странам Европы, обеспечить внутреннюю устойчивость и политический вес на международной арене. Крупное производство прочно утвердилось в важнейших отраслях промышленности.
  Развитие парового транспорта непрерывно увеличивало рыночные возможности для сбыта продукции. Россия все шире выходила на мировой рынок как поставщик хлеба и сырья на Западе и поставщик фабрично-заводской продукции на Востоке. Она включалась в систему мирового капитализма. Среди европейских государств Россия выделялась как огромная страна, в которой быстро росла численность населения. Страна располагала колоссальными природными богатствами - плодородным черноземом, каменным углем, железом, нефтью, лесом и т.д., которые ждали приложения труда и капитала. Запоздалое вступление на путь капитализма, тяжелый груз пережитков крепостничества мешали ускорению темпов развития и Россия с самого начала обрекалась на то, чтобы идти в хвосте у передовых стран Европы и Америки. Для развитых капиталистических государств она становится выгодным рынком и местом для размещения капитала. Отрасли тяжелой промышленности постепенно попадали в руки иностранных капиталистов. Общая сумма иностранных капиталовложений в экономику России за 1887 - 1913 гг. - 1783 млн рублей.
  Отставание России в темпах индустриализации приводило к тому, что она ввозила уголь, машины, металл, поскольку при всех успехах добывающей и тяжелой промышленности своей продукции, особенно высокого качества, не хватало.
 1)  Причинами этого были не только сохранившиеся пережитки крепостничества, но и неограниченные возможности для российского капитализма развиваться вширь, а не вглубь. Структура капиталистического производства в стране развивалась не слишком динамично, зато предприниматели активно осваивали окраины страны, превратив их в энергетические (Кавказ) и сырьевые (Средняя Азия) центры.
  Развивающаяся в капиталистическом направлении экономика заставила царское правительство наполнять экономическую политику новым содержанием, сохраняя если не динамику, то хотя бы сущность начатых буржуазных реформ. Протекционизм в различных формах (таможенная система, казенные заказы, субсидии, премии и т.д.), фискальная политика (стремление улучшить денежную систему, предоставление займов, увеличение налогов) отражали возрастающую степень влияния буржуазии на общественное развитие.
  Капиталистическое предпринимательство получило значительное развитие. На первый план с 1860-х годов начинают выходить акционерные общества, товарищества, происходит сращивание промышленных и торговых предприятий. Начинающая («Новая русская буржуазия») и так называемая зрелая («старая») буржуазия зачастую практиковали ростовщические операции, что являлось проявлением варварских методов первоначального накопления капитала, а затем переходили к торгово-промышленной деятельности. В России сформировались два основных типа российских капиталистов. Первый был представлен монополистами, имеющими в основе семейное «дело». Впоследствии на этой базе создавались акционерные общества с узким кругом владельцев крупных паев.
  Второй тип российского крупного капитала представлял узкий слой финансовой олигархии, преобладавшей в сложившихся ранее областях промышленности.
  Важным источником формирования буржуазии явилось российское дворянство, которое активно работало на рынке ценных бумаг и земельных угодий. По словам историка П.Г. Рындзянского: «Дворянин-землевладелец, становившийся заводчиком или капиталистом-рантье, делец, умело использующий особенности эпохи... купец, расширивший свои права после реформы... Увеличив собою прежний традиционный источник накопления буржуазии из рядов зажиточного крестьянства, обеспечили высокий... темп развития промышленности, транспорта, кредитных учреждений, торговли и стали средой для формирования российской буржуазии».
  2)Российская буржуазия, в отличие от западной, при всей своей экономической мощи была инертной политически и законопослушной царизму. Причина такого «поведения» буржуазии в том, что за долгую эволюцию капитализма буржуазия и самодержавие приспособились друг к другу. Буржуазию устраивало активное участие в экономической жизни (государственные заказы, колониальная политика царизма, обеспечивающая рынки сбыта, дешевое сырье, дешевые рабочие руки и достаточную прибыль). Царизм с его мощным репрессивным аппаратом защищал буржуазию от стремительно возрастающей революционности российского пролетариата и крестьянства, что явилось одним из последствий экономического развития России в пореформенный период.
  3) Развитие промышленности естественным образом повлияло на рост рабочего класса, подчиненного капиталистическим формам производства. Особенностью российского пролетариата была «молодость», с ярко выраженным разделением между небольшим ядром потомственных рабочих довольно высокой квалификации и подавляющим большинством подсобных рабочих, недавно прибывших из деревень и возвращающихся туда более или менее регулярно.
  Вторая особенность пролетариата России состояла в его многонациональности; с одной стороны, - маскировала национальную проблему, а с другой - этнические распри создавали препятствия для любых форм объединения.
  Третья особенность российского пролетариата - отсутствие единого сознания при большой концентрации на крупных предприятиях (рабочие-металлурги относили себя к рабочей элите по сравнению с работниками сезонных производств - кожевенной и пищевой промышленности и т.д.). Хотя в целом в силу своей особенности развития российский пролетариат был свободен от цеховых и других сословных интересов. К тому же условия жизни и труда, отсутствие рабочего законодательства, а также политических и гражданских прав делали существование всех рабочих исключительно тяжелым. Достаточно сказать, что в 1897 г. рабочий день составлял почти 12 часов, оплата труда рабочего была ниже, чем на Западе, а труд женщин и детей оплачивался на 30 - 40 % ниже, чем труд мужчин.
  Российская буржуазия под покровительством самодержавия использовала жестокие формы эксплуатации, пренебрегала опытом социального маневрирования, накопленным на Западе. Все это создавало необходимые условия для развития российского рабочего движения по пути бескомпромиссной революционной борьбы.
  Социальный настрой русского крестьянства был предопределен бесправием и малоземельем. Если промышленный переворот России завершился в 80-х годах XIX века, то аграрно-капиталистические изменения не были закончены и остатки крепостничества, главным из которых было помещичье землевладение, сдерживали превращение крестьянства в класс буржуазного общества. Зажиточное крестьянство в российской деревне в 80 - 90-х годах XIX века составляло 20 %. В деревне преобладали бедняки (50 % крестьянских дворов). Значительной была прослойка середняков.
  Из-за значительного прироста крестьянского населения (за 40 лет на 65 %) недостаток земли становился все более ощутимым. 30 % крестьян составили «излишек» населения, экономически ненужный и лишенный занятости. К 1900 году средний надел крестьянской семьи снизился до двух десятин, это было намного меньше того, что она имела в 1861 году. Положение усугублялось отсталостью сельскохозяйственной техники; нехватка средств производства становилась поистине драматической. Одна треть крестьянских дворов была безлошадной, еще одна треть имела всего одну лошадь. Эти условия заставляли крестьян прибегать к трехпольному севообороту, который на треть уменьшал полезную площадь их и так скудного надела; в итоге русский крестьянин получал самые низкие урожаи зерновых в Европе (5-6 ц с га).
  Обнищание крестьянского населения усугублялось усилением фискального гнета. Налоги, за счет которых в значительной мере шло развитие промышленности, ложились на крестьянство большим бременем. Экономическая конъюнктура складывалась из падения цен на сельскохозяйственную продукцию (цены на зерно снизились наполовину между 1860 и 1900 гг.) и роста цен на землю и арендной платы. Нужда в наличных деньгах для уплаты налогов и рыночная экономика в деревне (пусть и очень слабо развитая) вынуждали крестьянина торговать даже и в то время, как производство на душу населения оставалось на прежнем уровне. «Мы будем меньше есть, но будем больше экспортировать», - заявил в 1887 г. Министр финансов Вышнеградский. Эта фраза была сказана отнюдь не для красного словца. Четыре года спустя в перенаселенных плодородных губерниях страны разразился страшный голод, унесший десятки тысяч жизней.
  Он скрыл всю глубину аграрного кризиса. Голод вызвал возмущение интеллигенции, способствовал мобилизации общественного мнения, потрясенного неспособностью властей предотвратить эту катастрофу, тогда как страна экспортировала ежегодно пятую часть урожая зерновых.
  4) Находясь в рабской зависимости от устаревшей сельскохозяйственной техники, от власти помещиков, которым они продолжали выплачивать крупную арендную плату и вынуждены были продавать свой труд, крестьяне в большинстве своем терпели еще и мелочную опеку крестьянской общины. Община устанавливала правила и условия периодического перераспределения земель (в строгой зависимости от количества едоков в каждой семье), календарные сроки сельских работ и порядок чередования культур, брала на себя коллективную ответственность за оплату налогов и пособий на выкуп земли за каждого из своих членов. Община решала, выдать или отказать во внутреннем паспорте крестьянину, чтобы он мог покинуть окончательно или на время свою деревню и искать работу в другом месте. Стойкость общинных традиций препятствовала появлению нового крестьянства, которое чувствовало бы себя полноценным хозяином земли. Закон от 14 декабря 1893 г., принятый по инициативе сторонников общинного уклада, считавших, что поскольку он гарантирует крестьянину минимум земли, то станет и спасительным заслоном против разрастания «язвы пролетариата», еще более усложнил выход крестьян из общины и ограничил свободное владение земельными участками. Чтобы получить статус землевладельца, крестьянину надо было не только полностью рассчитаться за землю, но и получить согласие не менее двух третей членов своей общины. Эта мера резко притормозила робко наметившееся в 1880-х годах раскрепощение крестьян.
  Сохранение общинных традиций имело также другие последствия - оно задержало процесс социального расслоения в деревнях. Чувство солидарности, принадлежности к одной общине мешало зарождению классового сознания у крестьянской бедноты. Тем самым в определенной степени тормозился процесс пролетаризации самых обездоленных. Даже после переселения в город крестьяне-бедняки, ставшие рабочими, не теряли полностью связь с деревней, по крайней мере в течение одного поколения. За ними сохранялся общинный надел, и они могли вернуться в деревню на время полевых работ.
(Однако, начиная с 1900 г., практика эта заметно сократилась, особенно среди петербургских и московских рабочих, которым удалось перевезти в город и свои семьи). В противовес этому общинные традиции замедлили экономическое раскрепощение и наиболее богатого меньшинства сельского населения, состоявшего из кулаков. Конечно, кулачество начало выкупать земли, брать в аренду инвентарь, использовать на сезонных работах крестьян-бедняков, давать им деньги в долг, чтобы они могли продержаться до будущего урожая. Для того чтобы скорее добиться перехода к современным формам хозяйствования, необходимо было не только ослабить давление со стороны общины, но и заменить ростовщиков более или менее слаженной банковской системой. Расширение железнодорожной сети должно было активизировать товарообмен, что привело бы к решительному увеличению городского потребительского рынка. Однако большинство русских городов все еще являло собой нагромождение бедных предместий вокруг скудных торговых центров, население которых увеличивалось на зимний сезон в связи с наплывом крестьян, ищущих временную работу и уменьшалось с наступлением весны, когда они возвращались в деревню. Средним производителям (кулакам) некому было продавать свою продукцию. На рубеже веков в России, по сути дела, не существовало того слоя общества, который можно было бы назвать сельской буржуазией.
  В деревне бытовало совершенно особое отношение к собственности на землю, объясняющееся вечной нехваткой земли, а также общинным укладом. По этому поводу Витте замечал, что «горе той стране, которая не воспитала в населении чувства законности и собственности, а, напротив, насаждала разного рода коллективные владения». У крестьян было твердое убеждение, что земля не должна принадлежать никому, будучи не таким предметом собственности, как другие, а, скорее, изначальной данностью их окружения, подобно воздуху, воде, деревьям, солнцу. Такого рода представления, высказываемые крестьянскими советами во время революции 1905 г., толкали крестьян на захват городских земель, лесов, помещичьих пастбищ и т.д. Согласно полицейскому донесению тех времен, крестьяне постоянно совершали тысячи нарушений законов о собственности.
  5) Наследие феодального прошлого ощущалось и в экономическом мышлении землевладельцев. Помещик не стремился внедрить технические усовершенствования, которые увеличили бы производительность труда: рабочая сила имелась в избытке и почти бесплатно, так как сельское население постоянно росло; кроме того, помещик мог использовать примитивный сельскохозяйственный инвентарь самих крестьян, привыкших выплачивать долги в виде барщины. (Имелись, конечно, и некоторые исключения в основном на окраинах империи - в Прибалтике, вдоль побережья Черного моря, в степных районах юго-востока России, в тех местностях, где давление общинного уклада и пережитки крепостничества были слабее). Поместное дворянство постепенно приходило в упадок из-за непроизводительных расходов, которые в конечном итоге привели к переходу земли в руки других социальных слоев населения. Однако процесс этот был значительно замедлен правительственными мерами в защиту поместного дворянства. На рубеже века родовые площади помещичьих земель были еще весьма значительными. Что же касается крестьян, они продолжали с растущим нетерпением ждать новых наделов за счет помещичьих земель и, получив в 1861 г. юридическую свободу, стремились к свободе экономической.
 

 

 

 Это заставило Александра II проводить политику маневрирования. Жестоко преследуя за любые попытки вмешательства общественных сил в обсуждение перспектив развития страны, в деятельность государственных органов (оно разгромило народников в 1874 - 1875 гг.), самодержавие осуществляло тактику мелких уступок и заигрывания с либералами (разрабатывались правила организации кредита для крестьян на покупку земли, был подготовлен проект Лорис-Меликова о созыве совещательных комиссий из представителей земств и городов для обсуждения законопроектов по «высочайшему» указанию). Но бремя структурных реформ оказалось не по плечу всем общественным лагерям страны и прежде всего правительственному. Это привело к убийству 1 марта 1881 г. Александра II. 8 марта 1881 г. Кабинет министров отверг конституционный проект Лорис-Меликова. Линия реформ была оборвана, а с 28 апреля 1881 года царский манифест «О незыблемости самодержавия» наметил переход к контрреформам.
  Открыто о контрреформах не заявлялось. Наоборот, клятвенно заверялось о намерении самодержавия сохранить «дарованные» Александром II права.
  Этими фразами и обещаниями правительство на первых порах пыталось прикрыть намеченный им переход к прямой реакционной политике. Маскировка истинных намерений необходима была правительству первое время не только потому, что в либеральных кругах не исчезла надежда на созыв совещательного «Земского собора», но главным образом вследствие продолжавших поступать из деревень сообщений о беспокойных настроениях крестьянства. Из ряда уездов весной 1881 г. сообщалось о распространяемых кем-то «преступных» прокламациях, о продолжающихся отказах крестьян вносить выкупные и оброчные платежи. Во многих районах страны упорно распространялись слухи о подготовляемом якобы правительством переделе земли. Однако это не помешало самодержавию в августе 1881 г. издать «Положение о мерах по охранению государственного порядка и общественного спокойствия». По этому документу всем губернаторам предоставлялось право объявлять губернии «в состоянии усилений и чрезвычайной охраны», предавать военному суду за «государственные преступления или нападения на чинов войска, полиции и всех вообще должностных лиц», требовать от суда разбора дел при закрытых дверях, если «публичное рассмотрение послужит к возбуждению умов и нарушению порядка». Это «временное» положение, утвержденное Александром III сроком на три года, оставалось в действии в царской России вплоть до 1917 г.

Категория: Мои статьи | Добавил: muallim (03.02.2013)
Просмотров: 657 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0