Сайт учителя истории и обществознания МОУ "Лицей г. Вольска Саратовской области" Риттера Владимира Яковлевича

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Герои обороны Севастополя. Крымская война 1853-1856 гг.

Нахимов Павел Степанович (1802-1855 гг.).

«Павел Степанович Нахимов родился 23 июня 1802 г. в имении Городок Смоленской губернии в семье дворянина, отставного майора Степана Михайловича Нахимова. Из одиннадцати детей пятеро были мальчиками, и все они стали военными моряками; при этом младший брат Павла - Сергей закончил службу вице-адмиралом, директором Морского кадетского корпуса, в котором все пять братьев в юности обучались. Но Павел всех превзошел своей военно-морской славой.

Когда Павлу Нахимову исполнилось 11 лет, он подал прошение о приеме в Морской корпус, однако из-за отсутствия вакантных мест он был принят туда лишь через два года. В здании на Васильевском острове с полутемными галереями и темными коридорами он постигал азы морской науки. В 1817 г. в числе лучших гардемаринов Нахимов на бриге "Феникс" участвовал в морском походе к берегам Швеции и Дании. В следующем году он закончил корпус и в чине мичмана был назначен во 2-й флотский экипаж Петербургского порта. В 1821 г. его перевели в 23-й флотский экипаж, который отправился в Архангельск на строившийся там линейный корабль. Но вскоре капитан 2-го ранга М.Лазарев, известный по двум кругосветным путешествиям, пригласил способного морского офицера в команду своего фрегата "Крейсер" для участия в очередной кругосветной экспедиции. За 1084 дня плавания по Атлантическому и Тихому океанам с посещением Южной Америки, острова Тасмания, Сан-Франциско, Аляски Павел Степанович получил настоящую морскую закалку. В 1825 г., по возвращении из экспедиции, лейтенант Нахимов был награжден орденом святого Владимира 4-й степени.

В 1826 г. Павел Нахимов перешел к Лазареву на новый линейный корабль "Азов" и принял участие в переходе из Кронштадта в Средиземное море. Там русская эскадра вместе с английской и французской, придя на помощь Греции, вступила в борьбу с турецко-египетским флотом. В Наваринском сражении (октябрь 1827 г.) "Азов" покрыл себя славой, нанеся наибольший урон противнику. Нахимов, руководя батареей на баке, доблестно выдержал смертельное испытание и остался жив. За Наварин он был удостоен ордена святого Георгия 4-й степени и чина капитан-лейтенанта, но главной наградой для него стало назначение командиром корвета, захваченного у турок и переименованного в "Наварин".

Неустанно занимаясь обучением экипажа "Наварина" и шлифуя свое боевое мастерство, Нахимов умело руководил кораблем в период действий эскадры Лазарева по блокаде Дарданелл в русско-турецкой войне 1828 - 1829 гг. За отличную службу он был награжден орденом святой Анны 2-й степени. Когда в мае 1830 г. эскадра вернулась в Кронштадт, контр-адмирал Лазарев в аттестации командира "Наварина" записал: "Отличный и совершенно знающий свое дело морской капитан".

В 1832 г. Павла Степановича назначили командиром построенного на Охтенской верфи фрегата "Паллада", на котором в составе эскадры вице-адмирала Ф.Беллинсгаузена он плавал на Балтике. В 1834 г. по ходатайству Лазарева, тогда уже главного командира Черноморского флота, Нахимова перевели в Севастополь. Он был назначен командиром линейного корабля "Силистрия", и одиннадцать лет его дальнейшей службы прошли на этом линкоре. Отдавая все силы работе с экипажем, внушая подчиненным любовь к морскому делу, Павел Степанович сделал "Силистрию" образцовым кораблем, а свое имя популярным на Черноморском флоте. На первое место он ставил флотскую выучку экипажа, был строг и требователен к подчиненным, но имел доброе сердце, открытое для сочувствия и проявлений морского братства. Лазарев часто держал на "Силистрии" свой флаг, ставя линкор в пример всему флоту.

На "Силистрии" Нахимов крейсировал на Черном море, получил в 1837 г. чин капитана 1-го ранга, вместе с В.Корниловым, начальником штаба эскадры, участвовал в десантных операциях при занятии Туапсе и Псезуапе (1840 г.), оказывал помощь Головинскому форту при отражении нападения горцев (1844 г.). В 1845 г. Павел Степанович стал контр-адмиралом с назначением его командиром 1-й бригады 4-й флотской дивизии. Его труды на этой должности были поощрены орденом святой Анны 1-й степени. В 1852 г. он был назначен начальником 5-й флотской дивизии с производством в вице-адмиралы. Являясь много лет бессменным вахтенным Черного моря, Павел Степанович говорил офицерам: "Вы - черноморский моряк, вам смены нет и не будет-с".

 

Военные дарования и флотоводческое искусство Нахимова наиболее ярко проявились в период Крымской войны 1853 - 1856 гг. Еще в преддверии столкновения России с англо-франко-турецкой коалицией первая эскадра Черноморского флота под его командованием бдительно вела крейсерство между Севастополем и Босфором. В октябре 1853 г. Россия объявила войну Турции, и командир эскадры подчеркнул в своем приказе: "В случае встречи с неприятелем, превосходящим нас в силах, я атакую его, будучи совершенно уверен, что каждый из нас сделает свое дело. В начале ноября Нахимов узнал, что турецкая эскадра под командованием Осман-паши, направившись к берегам Кавказа, вышла из Босфора и по случаю шторма зашла в Синопскую бухту. В распоряжении командира русской эскадры было 8 кораблей и 720 орудий, у Осман-паши - 16 кораблей с 510 орудиями под защитой береговых батарей. Не став дожидаться пароходофрегатов, которые вице-адмирал Корнилов вел в подкрепление русской эскадре, Нахимов решил атаковать противника, полагаясь, прежде всего, на боевые и моральные качества русских моряков.

Замысел командира эскадры, державшего флаг на "Императрице Марии", состоял в том, чтобы как можно быстрее ввести свои корабли на Синопский рейд и с коротких дистанций всеми силами артиллерии обрушиться на противника. Вход в бухту предполагался двумя кильватерными колоннами, дистанция открытия огня - 1 - 2 кабельтовых. Заранее были распределены и цели. Вместе с тем, полагаясь на боевое мастерство и инициативу подчиненных ему командиров, Нахимов в своем приказе указал: "Все предварительные наставления при переменившихся обстоятельствах могут затруднить командира, знающего свое дело, и поэтому я предоставляю каждому совершенно независимо действовать по усмотрению своему, но непременно исполнять свой долг". Приказ заканчивался словами: "Россия ожидает славных подвигов от Черноморского флота; от вас зависит оправдать ожидания".

В десять тридцать 18 ноября корабли русской эскадры, подняв Андреевские флаги, двумя колоннами (одну вел сам Нахимов, другую - контр-адмирал Новосильцев) двинулись в Синопскую бухту. В двенадцать тридцать турецкие корабли открыли ожесточенный огонь по русской эскадре, но та молча и неотвратимо шла вперед. Подойдя на дистанцию 300 - 350 метров, русские корабли, встав на якорь, открыли сокрушительный огонь одним бортом, стреляя прицельно и методично. В ходе сражения, длившегося 2,5 часа, были уничтожены все турецкие корабли и береговые батареи. Турки потеряли убитыми, ранеными и пленными свыше 3200 человек, в плен был взят и Осман-паша. Эскадра Нахимова не потеряла ни одного судна, потери в личном составе - 38 убитых и 230 раненых.

За победу при Синопе Николай I удостоил вице-адмирала Нахимова ордена святого Георгия 2-й степени, написав в именном рескрипте: "Истреблением турецкой эскадры вы украсили летопись русского флота новою победою, которая навсегда останется памятной в морской истории". Оценивая Синопское сражение, вице-адмирал Корнилов писал: "Битва славная, выше Чесмы и Наварина... Ура, Нахимов! Лазарев радуется своему ученику!"

Убедившись, что Турция не в состоянии вести успешную борьбу против России, Англия и Франция ввели свой флот в Черное море. Главнокомандующий А.С. Меншиков не решился воспрепятствовать этому, и дальнейший ход событий привел к эпопее Севастопольской обороны 1854 - 1855 гг. В сентябре 1854 г. Нахимову пришлось согласиться с решением совета флагманов и командиров о затоплении черноморской эскадры в Севастопольской бухте, с тем, чтобы затруднить в нее вход англо-франко-турецкого флота. Перейдя с моря на сушу, Павел Степанович добровольно вошел в подчинение к Корнилову, возглавившему оборону Севастополя. Старшинство в возрасте и превосходство в боевых заслугах не помешали Нахимову, признававшему ум и характер Корнилова, сохранить с ним добрые отношения, основанные на обоюдном горячем желании отстоять южную твердыню России.

Объективно проигрыш России в Крымской войне был предопределен ее военно-техническим отставанием от Англии и Франции, уже оснастивших свои вооруженные силы нарезным оружием и паровыми судами, но Нахимов, как и другие защитники Севастополя, не думал об этом, выполняя свой долг перед Отечеством. Назначенный начальником обороны южной стороны города, Нахимов был одним из главных организаторов успешного отражения первого штурма Севастополя в октябре. После гибели Корнилова он возглавил оборону города, вместе с контр-адмиралом В.Истоминым и военным инженером Э. Тотлебеном отдавал все силы возведению новых укреплений и совершенствованию боевых позиций. Ежедневно объезжая передовую линию, Павел Степанович воодушевлял вооруженных защитников Севастополя, одно его появление вселяло в них новые силы и уверенность. Одновременно он делал все возможное для мобилизации на отпор врагу населения, использовал все ресурсы города. Нахимов шутил, что всякий день готовит материал для предания его после войны суду за превышение власти и разные отступления от формальных предписаний.

Весной 1855 г. были героически отбиты второй и третий штурмы Севастополя. В марте Николай 1 пожаловал Нахимова за боевые отличия чином адмирала. В мае доблестного флотоводца наградили пожизненной арендой, но Павел Степанович досадовал: "На что мне она? Лучше бы мне бомб прислали".

С 6 июня противник в четвертый раз начал активные штурмовые действия путем массированных бомбардировок и атак. 28 июня, накануне дня святых Петра и Павла, Нахимов в очередной раз выехал на передовые бастионы, чтобы поддержать и воодушевить защитников города. На Малаховом кургане он посетил бастион, где погиб Корнилов, невзирая на предупреждения о сильном ружейном огне, решил подняться на банкет бруствера, и тут прицельная вражеская пуля поразила его в висок. Не приходя в сознание, Павел Степанович через два дня скончался.

Адмирал Нахимов был похоронен в Севастополе в соборе святого Владимира, рядом с могилами Лазарева, Корнилова и Истомина. При большом стечении народа его гроб несли адмиралы и генералы, по семнадцати в ряд стоял почетный караул от армейских батальонов и всех экипажей Черноморского флота, звучали дробь барабанов и торжественный молебен, прогремел пушечный салют. В гробу Павла Степановича осеняли два адмиральских флага и третий, бесценный - изодранный ядрами кормовой флаг линейного корабля "Императрица Мария", флагмана Синопской победы.

Цит. по: Ковалевский Н.Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века. М. 1997 г.

 

 

Истомин Владимир Иванович (1809-1855 гг.).

«Будущий герой Крымской войны и защиты Севастополя происходил из дворянского рода Псковской губернии. Влечение к морской службе он испытывал с раннего детства, которое прошло в Прибалтийском крае, где его отец, отставной офицер, состоял секретарем камерального суда. Кроме Владимира Ивановича во флоте служили и его два брата - Павел Иванович и Константин Иванович, также достигшие впоследствии адмиральских чинов.

В четырнадцать лет Истомин поступил в Морской кадетский корпус и через год был произведен в гардемарины. Являлся одним из лучших воспитанников корпуса, выделялся своими способностями и трудолюбием. В 1827 г. он получил назначение на новый 74-пушечный линейный корабль "Азов", где поступил под начальство капитана 1-го ранга М.Лазарева, одного из первооткрывателей Антарктиды, впоследствии знаменитого адмирала. Лазарев собирал вокруг себя молодых талантливых моряков, умел замечать и выбирать их, и то, что на "Азове" рядом с Истоминым служили Нахимов и Корнилов, было совсем не случайным.

На "Азове" Владимир Истомин совершил переход из Кронштадта в Портсмут, а затем к берегам Греции, где русская эскадра вместе с англо-французской содействовала борьбе греческого народа против османского ига. 8 октября 1827 г. состоялось Наваринское сражение, в котором Истомин был одним из самых деятельных членов команды "Азова", заслужив за этот бой орден святого Георгия 4-й степени и мичманский чин. Тогда ему было 18 лет. Затем на том же корабле участвовал в крейсерских рейдах по охране Греческого архипелага, в блокаде Дарданелл и Константинополя. По окончании русско-турецкой войны 1828-1829 гг. в награду за отличную службу Владимир Иванович был награжден орденом святой Анны 3-й степени. В период боевых плаваний он находил время для самообразования, изучал отечественную и зарубежную военно-морскую литературу. Тягу к пополнению своих знаний он проявлял всю жизнь, по праву сохраняя авторитет образованного морского офицера.

В 1832 г. В.И. Истомин был переведен на корабль "Память Азова", в следующем году выдержал экзамен на лейтенантский чин и вскоре зачислен в 32-й флотский экипаж, плавал на судах Балтийского флота. В 1836 г. он был командирован на Черное море, где протекала вся его последующая военная служба. Вначале состоял в экипаже корабля "Варшава", участвовал в крейсерстве у берегов Кавказа. В 1837 г. стал командиром парохода "Северная звезда", на котором совершил плавание по портам Черного моря Николай I с супругой. За отличную организацию плавания командир корабля получил в подарок от царствующих особ два бриллиантовых перстня и годовое жалованье. В 1838 г. Владимир Иванович был назначен командиром шхуны "Ласточка", через два года стал капитан-лейтенантом и получил в командование корвет "Андромаха", с 1843 г.- командир фрегата "Кагул".

 

В 1845 - 1850 гг. Истомин находился в распоряжении главнокомандующего и наместника на Кавказе генерала от инфантерии М.Воронцова. Как умелый флотский офицер оказывал ему помощь в организации совместных операций сухопутных и морских сил по покорению и примирению кавказских народов. В мае 1847 г. Владимир Иванович сопровождал главнокомандующего в дагестанском походе, принял деятельное участие в штурме Гергебиль и взятии Сальты. За мужество и храбрость при Сальте он был произведен в капитаны 2-го ранга, а через два года за отличия по службе удостоен чина капитана 1-го ранга. В 1850 г. Истомин был назначен командиром 35-го флотского экипажа и линейного корабля "Париж". Он вел крейсерские рейды у восточных берегов Черного моря, охраняя их от вылазок турок.

Неудачи российской дипломатии и воинственные действия англо-франко-турецкой коалиции привели к Крымской войне 1853 - 1856 гг., ставшей для Истомина суровым испытанием его воинских умений и личного мужества. В полной мере он проявил их уже в Синопском морском сражении 18 ноября 1853 г., в котором сошлись русская и турецкая эскадры. В этом сражении Владимир Иванович, командуя 120-пушечным "Парижем", действовал в составе колонны контр-адмирала Новосильцева. Он руководил своим кораблем столь блестяще, что командовавший русской эскадрой Нахимов в пылу боя хотел выразить ему благодарность, но на поврежденном флагманском корабле не на чем было поднять флаг. После сражения командующий эскадрой докладывал: "Нельзя было довольно налюбоваться прекрасными и хладнокровными действиями корабля "Париж"... " За доблесть при Синопе Истомин 28 ноября 1853 г. был произведен в контр-адмиралы.

Адмиральские эполеты ему вручили офицеры "Парижа", и растроганный их вниманием Владимир Иванович обещал никогда с этими эполетами не расставаться. Как и Нахимов, Истомин не снимет своих адмиральских эполет в продолжении всей осады Севастополя, с ними же его опустят в могилу.

Высадка англо-французских войск в Крыму, начало осады Севастополя и затопление большей части Черноморского флота в Севастопольской бухте повлекли за собой участие моряков в героической сухопутной обороне южной твердыни России. Вместе с Нахимовым и Новосильцевым Истомин сошел на берег и стал одним из главных организаторов обороны Севастополя. Ему была поручена наиважнейшая, четвертая оборонительная дистанция, опиравшаяся на Малахов курган. Не зная ни сна, ни отдыха, Владимир Иванович находился на передовых позициях, ободряя и вдохновляя своих подчиненных. С помощью военных инженеров на подступах к Малахову кургану были построены укрепления и ложементы, и установленные там орудия держали под перекрестным огнем перемещаемые противником батареи. Главнокомандующий А. Меншиков в своих докладах в Петербург отмечал "стойкость и молодечество" организатора обороны на Малаховом кургане. 25 ноября 1854 г. Николай I наградил Истомина орденом святого Георгия 3-й степени и в именном рескрипте написал: "Владимир Иванович! Искренне поздравляю вас с сею наградою, которой вместе со мной радуются все балтийские товарищи ваши. Мы все с уважением следим за вашими действиями на защиту Севастополя, история которого украшается теперь вашими подвигами".

Находясь на самом жарком участке защиты города, Истомин каждый день подвергался смертельной опасности. В период боев он получил ранение и контузию, но не оставлял своих подчиненных. Владимир Иванович не боялся смерти и шутил, что "давно уже выписал себя в расход и ныне живет на счет англичан и французов". Как человек верующий, он стал фаталистом. Гренадеры Бутырского полка, дольше других находившиеся под его командой на Малаховом кургане, говорили: "Наш адмирал как будто о семи головах, в самый кипяток так и лезет". В свою очередь Истомин восхищался героизмом своих подчиненных, в одном из писем к брату он писал: "Просто не могу надивиться на наших матросов, солдат и офицеров. Такого самоотвержения, такой геройской стойкости пусть ищут в других нациях со свечой! ...И замечательно, что, где не придется солдату нашему сойтись с англичанином лицом к лицу, он его тащит за шиворот в плен, чем видимо отличается превосходство нашей славянской расы пред этими краснокафтанниками".

Ожесточенный вражеский огонь сразил на Малаховом кургане вице-адмирала Корнилова, через несколько месяцев вблизи кургана, на Камчатской высоте, погиб и славный Истомин. Это случилось 7 марта 1855 г. В этот день противник вел интенсивный обстрел русских позиций, и Владимир Иванович пал, сраженный ядром в голову. Одна только задняя часть затылка, отлетевшая назад, осталась от головы героя-адмирала.

Смерть контр-адмирала Истомина стала большой потерей для защитников Севастополя, всего русского флота. За несколько дней до смерти, предчувствуя свою гибель, контр-адмирал завещал матери и двум сестрам, которым он был единственной опорой в жизни, в случае своей смерти обратиться за помощью к царю. Такая помощь в виде ежегодного денежного пособия последовала. Герой Севастополя, покрытый кормовым флагом "Парижа", был похоронен в соборе святого Владимира, рядом с могилами адмиралов Лазарева и Корнилова.

После своей гибели здесь лег и Нахимов. В 1992 г. многострадальный Севастополь торжественно перезахоронил останки четырех выдающихся русских моряков в соборе, наименованном Адмиральским».

 

Цит. по: Ковалевский Н.Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века. М. 1997 г.

Категория: Мои статьи | Добавил: muallim (25.12.2012)
Просмотров: 10485 | Рейтинг: 4.8/4
Всего комментариев: 0