Сайт учителя истории и обществознания МОУ "Лицей г. Вольска Саратовской области" Риттера Владимира Яковлевича

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Киевская Русь от смерти Владимира Красное Солнышко до феодальной раздробленности

Киевская Русь от смерти Владимира Красное Солнышко до феодальной раздробленности

 

Борьба за власть после смерти Владимира I. Гибель Бориса и Глеба. Начало правления Ярослава Мудрого. « Русская Правда». Расцвет Киевской Руси при Ярославе Мудром. Внутренняя и внешняя политика в правление Владимира Мономаха и Мстислава Владимировича.

 

 Около 988 г. Владимир I Святославич (Красно Солнышко) провёл, по мнению некоторых историков, административную реформу. Вожди племенных княжеств в разных городах государства были заменены сыновьями Владимира.. «светлые» и «великие» князья – местная племенная знать – были устранены. В результате этой реформы значительно укрепилась система государственной власти на местах. С того времени не только в великокняжеском домене, но и по всей территории государства, от имени киевского князя собиралась дань, и вершилось правосудие. Наместниками Великого князя назначались его сыновья и старшие дружинники. Это способствовало укреплению рубежей государства. Однако полностью победить тенденцию к сепаратизму не удалось. В самом конце жизни (около 1014 г.) Владимир столкнулся с непокорностью своих сыновей. Ярослав Владимирович, который сидел наместником отца в Новгороде, дал новгородцам грамоту, освобождавшую от уплаты дани Киеву (поскольку грамота не обнаружена, возможно, это легенда, придуманная впоследствии новгородцами). Владимир даже собирался организовать поход против своего непокорного сына и командование им собирался возложить на Бориса и Глеба, но не успел. « Ярослав… порвал с отцом», ибо, будучи обязан отсылать в Киев 2/3 собираемой дани, оставил всю её себе. Это вызвало конфликт. Владимир в 1015 г. собрал войско для похода на Новгород»[1].

  Летописи упоминают разное количество детей Владимира (см.: ПВЛ. Ч. II. – С. 325.), и есть нерешённые проблемы генеалогии, в данном случае не имеющие значения. Ограничимся списком из статьи 988 г. От Рогнеды: Изяслав – родоначальник полоцких князей, Мстислав (умер в 1036 г.), Ярослав Мудрый (умер в 1054 г.), Всеволод. От греческой монахини Юлии, вдовы Ярополка, - Святополк Окаянный, «сын двух отцов» (умер в 1019 г.), от чехини Оловы – Вышеслав, а от другой – Малфриды – Святослав Древлянский ( умер в 1015 г.) и Мстислав. От болгарки –  Борис и Глеб. К ним добавлены: несчастный Судислав, захваченный Ярославом во Пскове в 1036 г. и просидевший в порубе (тюрьме) до 1059 г., и Позвизд, по недостоверным сведениям живший на Волыни (см.: ПВЛ. Ч. II. – С. 343.). Всеволод, первый в русской истории эмигрант, в 90-е годы X в. бежал в Швецию и погиб там в 995 г. Кроме того, у Владимира были две дочери от Рогнеды – Предслава и Мария Доброгнева (жена польского короля Казимира)[2]. 15 июля 1015 г. Владимир I умер. Между его наследниками развернулась ожесточённая борьба за власть.

   «Уже в конце княжения Владимира обнаружились явные признаки, угрожающие целостному существованию древнерусского государства. речь идёт о поведении Новгорода, где в качестве посадника, подручника киевского князя, сидел в это время сын Владимира, Ярослав. Долго живя здесь он крепко сросся с местными узко новгородскими интересами. Неудевительно, что у Ярослава, хотя и подручного отцу, возникли политические планы, навеянные общей обстановкой новгородской жизни. Ярослав идёт не с отцом, а с новгородскими боярами. В этом отношении он не представлял собой исключения. Его братья – Глеб Муромский, святослав Древлянский и Мстислав Тмутараканский – каждый в своей области были, по-видимому, в своих отношениях к Киеву и в планах на будущее солидарны с ним»[3].

Л.Н. Гумилёв считал, что за сыновьями Владимира стояли выразители трёх сложившихся на Руси направлений: «языческой реакции – Ярослав, западничесва – Святополк и болгарофильства – Борис. Видимо, было и грекофильское направление – былые сторонники преданного Ярополка, вождь коих – Варяжко – убежал к печенегам»[4].

  Вначале власть в Киеве захватил Святополк. По его приказу были убиты трое его братьев – Борис Ростовский, Глеб Муромский и Святослав Древлянский.

Существуют несколько версий гибели Бориса и Глеба. Религиозное житие обвиняет в их смерти Святополка, стремившегося к единовластию: «… брат их Святополк подослал к ним убийц, и они предали мученически свой дух. Молодые, они мало успели сделать для родины, и рано были отозваны благоверные князья к Богу. Но посмертными явлениями они доказали, что они служат России своими молитвами у престола Божия.»[5]. Карамзин придерживался той же точки зрения: «Святополк имел только дерзость злодея. Он послал уверить Бориса в любви своей, обещая дать ему новые владения, и в то же время приехав ночью в Вышегород, собрал тамошних Бояр на совет. «Хотите ли доказать мне верность свою?» - спросил новый Государь. Бояре ответствовали, что они рады положить за него свои головы. Святополк требовал от них головы Бориса, и сии недостойные взялись услужить Князю злодеянием. Юный Борис, окруженный единственно малочисленными слугами, был еще в стане на реке Альте. Убийцы ночью приблизились к шатру его и, слыша, что сей набожный юноша молится, остановились. Борис, уведомленный о злом намерении брата, изливал пред Всевышним сердце свое в святых песнях Давидовых. Он уже знал, что убийцы стоят за шатром, и с новым жаром молился... за Святополка; наконец, успокоив душу Небесною Верою, лег на одр и с твердостию ожидал смерти. Его молчание возвратило смелость злодеям: они вломились в шатер и копьями пронзили Бориса, также верного Отрока его, который хотел собственным телом защитить Государя и друга. Сей юный воин, именем Георгий, родом из Венгрии, был сердечно любим Князем своим и в знак его милости носил на шее золотую гривну: корыстолюбивые убийцы не могли ее снять, и для того отрубили ему голову. Они умертвили и других Княжеских Отроков, которые не хотели спасаться бегством, но все легли на месте. Тело Борисово завернули в намет и повезли к Святополку. Узнав, что брат его еще дышит, он велел двум Варягам довершить злодеяние: один из них вонзил меч в сердце умирающему... Сей несчастный юноша, стройный, величественный, пленял всех красотою и любезностию; имел взор приятный и веселый; отличался храбростию в битвах и мудростию в советах. - Летописец хотел предать будущим векам имена главных убийц и называет их: Путша, Талец, Елович, Ляшко. В Несторово время они были еще в свежей памяти и предметом общего омерзения. Святополк без сомнения наградил сих людей, ибо имел еще нужду в злодеях»[6]. Анджей Поппэ, современный польский историк, в своей статье доказывает, что причиной междоусобицы после смерти Владимира стало лишение старших сыновей возможности занятия престола. «Вероятно, ещё при жизни Анны, то есть до 1011 года, состоялась церемония настолования по византийскому образцу, а может быть, и венчание на киевское княжение Бориса-Романа как прямого наследника Владимира и Глеба-Давида как соправителя. Во всяком случае, к моменту смерти киевского князя при нём в Киеве был «цесарьскимь венцемь от уности украшеныи» Борис, которому отец поручил противодействовать печенежским набегам… Судьба Бориса и Глеба была предрешена независимо от их поведения. Если агиографическая традиция сохранила действительные даты, то их тайное убиение случилось 24 июля и 5 сентября 1015 г. эта радикальная развязка была признана единственным способом пресечь в корне всякую дальнейшую попытку «византизации» киевского престола. Хотя в житийных повествованиях зачинщик этого преступления громогласно назван и осуждён, обратим внимание на то, что убийцы были подосланы и действовали «отай» - секретно, потаенно, так что в первые годы после гибели Бориса и Глеба подлинные подстрекатели оставались неизвестны. Во всяком случае, исчезновение братьев было покрыто пеленой молчания. В августе 1018 г. Святополку была организована торжественная встреча в Киеве с участием части княжеской семьи, в  том числе девяти дочерей Владимира, киевского митрополита, встречавшего и чествовавшего прибывших в сопровождении духовенства в полном облачении, с мощами святых, вынесенными крестами и иконами. Затем было устроено настолование Святополка в праздник Успения в десятинной церкви. Эти сведения косвенного свидетельствуют против того, что в то время Святополк был признан убийцей. Нет оснований снимать с прозванного «Окаянным» обвинения в братоубийстве. Однако ходившие на эту тему слухи, по-видимому, не были однозначным обвинением против Святополка, если вообще этот вопрос в ближайшие годы после гибели Бориса и Глеба ставился…. Отметим, что в физическом устранении сыновей мачехи Анны были заинтересованы все сыновья Владимира. Знаменательно, что, по житийному рассказу, Бориса добили мечами два варяга, что позволило предполагать участие либо соучастие в преступлении Ярослава, опиравшегося на  наёмную варяжскую дружину. Исключить этого нельзя, но, учитывая время составления Борисоглебских произведений, тут могло проявиться желание отметить, что выполнявшие повеление Святополка не были правоверными христианами, а «кривоверными», какими с некоторых пор стали считаться исповедовавшие латинскую веру варяги».[7]

В книге А.Б. Широкорада приводится новая версия гибели младших сыновей Владимира I. «Другой вопрос - о мотивах убийства Бориса и Глеба. Мы уже знаем, что Владимир вел с Ярополком битву за Киев, а фак­тически - за владение Русью, и убийством брата прекратил войну. Владимир был узурпатор, а Ярополк - законный на­следник престола. Оставить его в живых - это постоянно иметь дамоклов меч над головой.

Святополк оказался совсем в другой ситуации. Полоцкое и Новгородское княжества отделяются от Киева и готовятся к войне с ним. Значительная часть князей Владимировичей (Мстислав - князь тмутараканьский, Святослав - князь древ­лянский и Судислав - князь псковский) держат нейтралитет и не собираются подчиняться центральной власти. Лишь два младших по возрасту князя - Борис Ростовский и Глеб Му­ромский - заявляют, что готовы чтить Святополка, «как отца своего».

Я не зря подчеркиваю, что Борис и Глеб были младшими братьями, и им не светил киевский престол в случае гибели Святополка. По закону его должен был занять старший из братьев - Мстислав, Ярослав и т .д. Святополк же начинает свое правление с убийства ... двух верных своих союзников. В выиг­рыше оказались лишь сепаратисты Ярослав и Брячислав, кото­рые из мятежников превратились в мстителей за убиенных бра­тьев. Создается впечатление, что Святополк тронулся головой.

Да и братья Борис и Глеб ведут себя как умалишенные или самоубийцы. С одной стороны, они не пытаются сопротив­ляться или бежать в Новгород, Полоцк, Тмутаракань или «за бугор», с другой - не пытаются объясниться с братом, расска­зать ему, что тот окружен врагами и они его единственные вер­ные вассалы.

Церковь же в 1072 г. канонизировала братьев Бориса и Гле­ба, они стали первыми русскими святыми.

Все бы было хорошо, но варяги, служившие у русских кня­зей, имели дурную привычку рассказывать о своих походах скальдам - норманнским сказителям.

В Норвежском государственном архиве среди других древ­них текстов сохранилась «Сага об Эймунде». Эта рукопись, по мнению специалистов, датируется 1150 – 1200 гг .

В 1833 г. «Королевское общество северных антикваров» издало в Копенгагене малым тиражом (всего 70 экземпляров) «Сагу об Эймунде» на древне исландском языке и в латинском переводе. Эймунд - праправнук норвежского короля Хараль­да Прекрасноволосого и командир отряда варягов, состоявших на службе у Ярослава Мудрого. Естественно, сага заинтересо­вала русских историков, и профессор Петербургского унивеситета О.И. Сенковский переводит сагу на русский язык.

Сага представляет собой незатейливое повествование о по­ходах норвежского конунга Эймунда. В ней идёт рассказ о противостоянии Ярицлейфа (Ярослава), которому служили варяги, и Бурицлейфа (Бориса)[8].

      В Новгороде занимал престол Ярослав Владимирович, который тоже решает вступить в борьбу за власть. Святополк опирался на помощь своего тестя, польского князя Болеслава Храброго. В 1018 г. он нанес Ярославу поражение в битве на берегах Буга.

Ярослав в своей борьбе хотел воспользоваться помощью новгородцев и ва­рягов (Ярослав был женат на дочери шведского короля Олафа - Ингигерде).

Приблизительно в 1016 г. создается первый текст Русской Правды. Воз­можно, речь шла только о первых 19 статьях, которые должны были огра­ничить кровную месть и урегулировать отношения новгородцев с варяж­скими дружинниками.

В 1019 г., победив Святополка в сражении при Альте, Ярослав становится Ве­ликим князем Киевским, а Святополк бежит в Польшу, где вскоре умирает. Но в 1024 г. против Ярослава выступил его брат Мстислав Тмутараканский и нанес ему поражение недалеко от Чернигова. В результате Ярослав был вынужден со­гласиться на раздел страны: область к востоку от Днепра переходила к Мстисла­ву, а западнее Днепра остались владения Ярослава. Объединение всей страны под властью Ярослава произошло после смерти в 1035(1036) г. Мстислава.

В 1030 г., после успешного похода на прибалтийскую чудь, Ярослав ос­новал неподалеку от Чудского озера город Юрьев (Тарту), утвердив русские позиции в Прибалтике.

В 1036 г., воспользовавшись отсутствием в Киеве уехавшего в Новгород Ярослава, на город напали печенеги. Однако вернувшийся Ярослав разгро­мил их. Впоследствии на месте этого сражения был поставлен храм Святой Софии Киевской.

В 1043 г. был предпринят поход на Константинополь для защиты торго­вых интересов русских купцов, но закончился он неудачей: русский флот был разбит бурей и сожжен «греческим огнем» (выбрасывавшаяся из труб горючая смесь). Во время этого похода многие русские попали в плен к гре­кам, часть из них вместе с воеводой Вышатой впоследствии были ослепле­ны и отпущены на Русь. Вскоре конфликт был улажен, и в 1047 г. русский отряд уже помогал Константину IX Мономаху подавить мятеж феодалов.

Но не только из военных действий складывалась внешняя политика Яро­слава Мудрого. Одна дочь Ярослава - Анна - выдана замуж за французско­го короля Генриха 1, другая - Елизавета - за норвежского короля Гаральда, третья - Анастасия - за венгерского короля. Внучка Ярослава Мудрого ­Евпраксия (Адельгейда) была женой германского императора Генриха lV. Сыновья Ярослава - Всеволод был женат на дочери византийского импера­тора Мономаха, Изяслав - на польской принцессе. Среди невесток Ярослава были также дочери саксонского маркграфа и графа Штаденского.

Время правления Ярослава Мудрого считается расцветом Киевской Ру­си. В его правление даже впервые удалось назначить киевским митрополи­том русского священнослужителя, писателя Иллариона (1054).

Борьба между сыновьями и потомками Ярослава Мудрого. Тенденции к раздробленности.

Любечский съезд князей.

После смерти Ярослава Мудрого (1054) в стране начинается одна из са­мых длительных и кровопролитных междоусобных войн.

Ярослав Мудрый, умирая, разделил страну между 6 наследниками (5 сыновей и 1 племянник) и установил порядок передачи власти не старшему сыну, а старшему в роде. Изяслав получил Киев, Великий Новгород, Туров­ское княжество. Погиб в 1078 г. Святослав (1073-1076) получил Чернигов, Земли вятичей, Рязань, Муром и Тмутаракань. Всеволод (1078-1093) полу­чил Переяславль-Киевский, Ростово-Суздальскую землю, Белоозеро, По­волжье. Игорь и Вячеслав получили Владимир на Волыни и Смоленск.

Очевидно, предполагалось, что наследники будут править страной со­обща (ни у одного из братьев не было какого-то одного княжества, земли были расположены чересполосно).

Братья совместно боролись против Ростислава Владимировича, захва­тившего Тмутаракань; Всеслава Полоцкого, который в 1065 г. пытался за­хватить Псков, а затем Новгород.

В 1068 г. на Русь вторгаются половцы, хан Шарукан дошел до Переяславля. В Киеве вспыхнуло восстание против Изяслава, из тюрьмы был освобожден полоц­кий князь Всеслав Брячеславич и избран великим князем «цесарем». Половцев удалось остановить, Шарукан погиб, но борьба за власть не прекращается.

В 1073 г. Святослав изгнал из Киева Изяслава, положив начало изгна­нию братьев. Поводом к этому стал слух, что Изяслав заключил союз про­тив братьев, решив стать самовластным правителем.

В борьбу за Киевский стол вступают и внуки Ярослава Мудрого.

В 1078 г. в битве на Нежатиной ниве погиб Изяслав и великим князем стал Всеволод, а после его смерти - в 1093 г. на престол вступил Свято­полк Изяславич Туровский. Однако усобицы князей продолжались. В это время на Русь вновь нападаютполовцы..В 1093 г. русские войска потерпели поражение на р. Стугне и прй селе Желань. В 1095 г. Владимир Мономах нанес половцам поражение (были убиты ханы Итларь и Китан), и перенес военные действия в половецкие степи. В 1096 г. У Зарубинского брода на Днепре Мономах разгромил войско Тугоркана.

Борьба Ярославичей за власть ослабляла обороноспособность государ­ства. Стремясь урегулировать между собой отношения, в 1097 г. по инициа­тиве Мономаха князья собрались на съезд в Любече.

По мнению некоторых историков, этот съезд князей фактически закре­пил юридически разделение Руси на отдельные княжества. Некоторые ис­торики, напротив, полагают, что Любечский съезд должен был упорядочить наследование столов и сдержать княжеские междоусобицы. Не успели кня­зья разъехаться со съезда, как его постановления были нарушены (в 1097 г. князья Давид и Святополк заманили и ослепили Василька Теребовльского, а затем вступили в войну друг с другом).

Попытки князей урегулировать отношения во время других съездов также не увенчались успехом. Некоторого успеха достигли князья в 1100 г. - на Витичевском съезде был заключен мир между князьями Святополком, Изя­славом, Владимиром Мономахом, Олегом и Давыдом Святославичами. Одна из причин склонности князей к компромиссу - новая половецкая угроза.

На Долобском съезде в 1103 г. князья приняли решение об организации по­хода против половцев. Походы коалиции князей во главе со Святополком Изя­славичем и Владимиром Мономахом против половцев продолжались до 1120 г. Борьба длилась с переменным успехом. В 1103 г.в урочище Сутень русские войска нанесли половцам большое поражение. В 1107 г. одержана победа над половецкими ханами Боняком и Шаруканом на р. Сула. В 1111 г. половцы бы­ли разгромлены на р. Дегей и р. Сальница. Был захвачен г. Шарукань, половцы были отброшены за Дон и Волгу, в степи Северного Кавказа и Южного Урала.

Святополк умер 16 апреля 1113 г.

Княжеские усобицы. Владимир Мономах. Распад Киевской Руси.

17 апреля 1113 г. в Киеве вспыхнуло городское восстание, и боярство, в обход княжеского старшинства, выбрало великим князем Владимира Все­володовича Мономаха (1113-1125 гг.).

Владимир Мономах - сын киевского князя Всеволода Ярославича и до­чери византийского императора Константина IX Мономаха. Княжил в Росто­ве (1066-1070), Смоленске (1070-1072, 1077-1078), Владимире-Волынском (1072-1076), Чернигове (1076-1077, 1078-1094), Переяславле (1094-1113).

После утверждения на киевском престоле, Владимир Мономах проводит ряд преобразований в пользу городских низов. В 113 г. в Киеве вспыхнуло восстание горожан против аристократических верхов и ростовщиков. «Владимиру Мономаху, который не очень хотел вмешиваться киевские дела. Тогда растерявшиеся представители господствующего класса стали указывать Мономаху на возможность углубления восстания. Они велели передать Владимиру, что если не явится немедленно в Киев, то будут разграблены не только отдельные дворы родственников князя, правящей знати и и ростовщиков, но и монастыри, за допущение разграбления которых Мономаху придется отвечать перед Богом.

Владимир явился, вынужденный нарушить правило, которое принято на Любечском съезде князей, что каждый князь должен  держаться своей вотчины. Киев не был вотчиной Мономаха. Владимира выбрало вeчe, собравшееся на этот раз не на площади, где господствовал восставший народ, а в храме св. Софии , вместившим в себя боявшуюся народного гнева «степенную» публику.

«Степенная» публика, однако, даже укрывшись за крепкими  стенами Софийского храма, не могла не считаться с желаниями И требованиями киевской народной массы. Выбор князя, который был приемлем для этой народной массы: своей деятельности Владимир Мономах действительно обнаружил явную тенденцию идти навстречу требованиям горожан. В киевских событиях 1113 г. находит свое выражение едва ли не впервые тенденция к союзу между горожанами и сильной великокняжеской властью, своим острием обращенной против феодальных усобиц. Эта. опора на горожан Киева является основным источником политической силы Владимира Мономаха.

Создавшееся положение подсказало ему, что необходимо прежде всего несколько облегчить положение должников, стонавших под игом ростовщических процентов, и тех, кто за взятые у господ вперед деньги должны были гнуть свои спины на барской работе, т.е. закупов. Владимир сделал и то, и другое,

Однако, хотя его меры были направлены в сторону нею рого облегчения тяжелого положения угнетенных горожан и  сельчан, он отнюдь не собирался уничтожать привилегии господствующих классов. От его реформы не должны были, как сейчас увидим, страдать ростовщики и землевладельцы. Об э компромиссном характере мероприятий Мономаха говорит( в послании к нему Никифора: « ... отдаждь должником долги. Аще ли немощно ... великий рез остави ... ». Владимир именно так и поступил: не решившись полностью ликвидировать долги, он действительно устранил «великий рез». Немедленно по при­бытии в Киев он собрал в княжеском загородном дворце в кня­жеском селе Берестове своих наиболее видных дружинников; при­гласил и представителя от черниговского князя, знаменитого Олега Святославича; они сообща обсудили создавшееся положе­ние и выработали «Устав». По этому уставу тот, кто взял деньги в долг на 50% годовых, должен платить эти проценты только два года. Кто уже уплатил эти проценты за три года, делается свободным от всего своего долга.

Как мы уже видели, Владимир Мономах вынужден был об­ратить внимание на безвыходное положение закупов и всякого рода рядовичей. Это обстоятельство, по-видимому, и дало повод Владимиру Мономаху отметить в своем «Поучении»: «тоже и худаго смерда (сюда можно отнести и закупа. - Б. Г.) и убогые вдовице не дал есмь силным обидети» .

Свидетельством этого курса внутренней политики Монома­ха служит и устав о холопах Пространной «Правды». Здесь Мо­номах, идя навстречу требованиям хозяйственного развития страны, обнаруживает тенденцию сократить источники рабства.

Некоторые из этих новых правил оказались неисполнимы­ми, потому что трудно было следить за всеми господами, поль­зующимися трудом зависимого от них населения. Но тем не менее новые правила создавали совершенно определенное впе­чaтление, что времена Святополка миновали. Народ на время утих.

На некоторое время утихли и князья-феодалы и боярство.

Они поняли, что им грозит много опасностей, и среди них опасность народных движений; поняли также, что феодальные войны подготовляют почву для этих движений. В лице Владими­ра Мономаха они нашли князя, который не без их, конечно, со­действия, сумел укрепить власть киевского князя и поставить в вассальную от себя зависимость князей-вотчинников»[9].

  В «Русскую Правду», после съезда «княжьих мужей» в Берестове, включается «Устав» («о резе» и заку­пах), ограничивающий ростовщические проценты и разрешающий отпус­кать закупов на заработки для возврата долга.

В 1116 г. Владимир вступает в борьбу с князем Глебом Всеславичем. В 1119 г. Глеб был лишен минского княжения и отправлен в заточение. Стремясь укрепить свою власть и прекратить княжеские усобицы, Мономах ставит своих сыновей наместниками: в Новгород - Мстислава, в Переяславль - Святопол­ка (а после его смерти - Ярополка), в Смоленск - Вячеслава,в Суздаль - ­Юрия, во Владимир-Волынский - Андрея.

Незадолго до своей смерти Мономах переводит Мстислава из Новгорода в Белгород, чтобы передать ему киевский стол.

В 1116-1120 гг. Мономах  вместе с сыном Ярополком совершает поход против половцев.

Подобно Ярославу Мудрому, Владимир Мономах стремился укреплять внешнеполитические связи государства через династические браки. Сам он был женат на дочери английского короля Гаральда - Гите, дочь Марию выдал замуж за греческого царевича Леона Диогеновича, а внучку - за ви­зантийского императора Иоанна Комнина. Мстислав был женат на дочери шведского короля Христине. Юрий был женат сначала на дочери половец­кого хана Аепы, а после ее смерти - на дочери Иоанна Комнина.

Умер Владимир Мономах 19 мая 1125 г.

После его смерти единство государства сохранялось еще при его сыне Мстиславе Великом (1125-1132 гг.), но после смерти Мстислава Русь распа­лась на полтора десятка княжеств-государств. Некоторые историки склонны считать началом феодальной раздробленности именно смерть Мстислава.

 

 

Русская Правда

 

                            Примерный план

 

1.  Проuсхожденuе и источники Русской Правды.

2.  Правовое положение социальных групп.

3.  Престуnленuе и наказание.

4.  Суд и процесс.

С именем Ярослава Мудрого связана кодификация и инкорпора­ция русского правового материала, при ведшая к созданию первого правового корпуса - Русской Правды. До наших дней дошло более ста списков Русской Правды, которые могут быть представлены тремя основными памятниками: Краткая Правда, Пространная и Сокращенная.

Краткая Правда делится на Правду Ярослава Мудрого, Правду Ярославичей и дополнительные статьи «Покона вирного» и «Урока мостников» и подготовлена не позднее 1054 г.

Пространная Правда разделяется на Суд Ярослава и Устав Вла­димира Мономаха и возникла не ранее 1113 г.

Сокращенная редакция появилась в середине ХV в. Она основана на Пространной Правде, а также на ряде не дошедших до нас зако­нодательных актов более раннего времени.

Источниками Русской Правды явились нормы обычного права и княжеская судебная практика. К числу норм обычного права отно­сятся, прежде всего, положения о кровной мести и круговой поруке. Законодатель по-своему относится к этим обычаям: кровную месть он стремится ограничить (сужая круг мстителей до близких родст­венников) или вовсе отменить, заменив денежным штрафом. Круго­вая порука, напротив, сохраняется им как мера, связывающая всех членов общины ответственностью за своего человека, совершившего преступление.

    В Русской Правде содержится ряд норм, определяющих правовое положение отдельных групп населения. По ее тексту достаточно труд­но разграничить правовой статус правящего слоя и остального насе­ления. Мы находим лишь два юридических критерия, особо выделя­ющих эти группы в составе общества, -- нормы о повышенной (двой­ной) уголовной ответственности за убийство представителей приви­легированных слоев и нормы об особом порядке наследования не­движимости (земли) для этих же групп населения. Эти привилегии распространялись на князей, бояр, «княжих мужей», огнищан и ти­унов. Но в этом перечне не все лица могут быть определены как фе­одалы, можно говорить лишь об их привилегиях, связанных с особым социальным статусом, приближенностью к княжескому двору и иму­щественным положением.

Русская Правда наделяет представителей разных социальных групп различным правовым статусом. Защита их личности, имуще­ства, положение в судебном процессе по-разному определяются за­коном. Отнюдь не одинаково оцениваются их свидетельские показа­ния и их участие в разного рода договорах и сделках.

Преступление в Русской Правде определяется не как нарушение закона или княжеской воли, а как «обида», т.е. причинение матери­ального или морального ущерба лицу или группе лиц. Здесь дается перечень имущественных преступлений, направленных против соб­ственности.

Система наказаний по Русской Правде включает главным об­разом имущественные санкции (конфискацию, штраф, возмещение ущерба). Высшей мерой наказания являлись «поток и разграбление,., когда имущество преступника конфисковывалось, а сам он отдавался в рабство.

Имущественные взыскания, наложенные на правонарушителя, разделялись на две части: одна из них поступала потерпевшему или его родственникам, другая - в княжескую казну. Денежный штраф за убийство, взимавшийся в пользу князя, назывался «вира», денеж­ное возмещение родственникам убитого - «головничество». Все дру­гие денежные штрафы за преступления назывались «продажами» (поступали в казну) или «уроками»(поступали потерпевшему).

Обычай круговой поруки проявился в так называемой дикой вире - наказании за убийство - и применялся ко всем членам об­щины, к которой принадлежал убийца, в том случае, если она его не выдавала, либо не могла отвести от себя подозрение.

Основными видами доказательств в судебном процессе были сви­детельские показания или рекомендации «послухов» («свидетелей доброй славы»). Архаический характер судебного процесса проявлял­ся в сохранении некоторых древних процедур, в частности, так на­зываемой ордалии(«суда Божьего», когда спорящие стороны под­вергались проверке стихиями - огнем, водой, железом. Участники спора могли брать в руки раскаленный крест или связанными погру­жались в воду. По результатам такого испытания и выносилось су­дебное решение.

Поиском преступника «по его следам» занимались сами потер­певшие при поддержке своих родственников, соседей и общинников. Суд вершился на княжеском дворе или в самой общине.

 Итог: Первая кодификация русского права была в значительной степени основана на нормах древнейшего обычного права. Сохранялись такие архаические институты, как кровная месть и круговая порука. Вместе с тем в законе уже определилась социальная дифференциация, выражавшаяся, в частности, в применении разных наказаний за оди­наковые преступления для представителей различных социальных групп. Преобладали имущественные виды наказаний, а в судебном про­цессе сохранялись многие традиционные черты древнейшего права.

Литература: Исаев И.А. История государства и права России. – М.: Юристъ, 1998. – С.20-28.

 

 

 

 



[1] Гумилёв Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. – М.: Мысль, 1989. – С.271 .

[2] В книге : Козлов Ю.Ф. Страницы правления государством Российским. – Йошкар-Ола: Марийское книжное издательство. 1990. – С.194. – приводится иная версия генетических связей Владимира и его детей:

Анна, Византийская принцесса – Борис и Глеб, Предслава: Аделья – Мстислав, Болеслав, Позвизд, Станислав, Судислав; Малфрида – Святослав; Олова-Вышеслав; Рогнеда-Всеволод, Изяслав, Добронега, Изяслав, Ярослав; Юлия-Святополк.

[3] Греков Б.Д. Киевская Русь. – М.:АСТ, 2006. – С. 579.

[4] Гумилёв Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. – М.: Мысль, 1989. – С.272.

[5] Святая юность. Рассказы о святых детях и о детстве и отрочестве святых. – М.: Международный издательский центр православной литературы, 1994. – С. 142.

[6] Карамзин Н.М. Предания веков. Сказания, легенды, рассказы из «Истории государства Российского». – М.: Правда, 1989. – С. 126.

[7] Поппэ А. Святые венценосцы. Как возник культ Бориса и Глеба. // Родина. 2002, № 11 – 12. – С.94, 95,96.

[8] См.: Широкорад. Дипломатия и войны русских князей. От Рюрика до Ивана Грозного. – М.: Вече, 2006. – С.27 – 27 – 53.

[9] Греков Б.Д. Киевская Русь. – М.: Аст, 2006. – С.602- 603.

Категория: Мои статьи | Добавил: muallim (10.08.2012)
Просмотров: 2737 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 0